On the plateau of Ustyurt, there are more than 250 species of vertebrates and about 700 species of higher vascular plants. One of the key representatives of the Ustyurt fauna is saiga (Saiga tatarica tatarica). This species can be considered as an indicator of the sustainability of the use of biodiversity. It plays a crucial role in maintaining the balance of lowland ecosystems and maintaining the productivity of natural pastures. Ustyurt is one of the few places on the Earth where saigas are still preserved. This unique animal, which inhabited the great steppe area of ​​Eurasia in the past, over the last decade has become one of the most endangered species on the planet. In recent years, the world saiga population has declined by more than 95% (Milner-Gulland et al, 2003). According to the IUCN classification, the saiga is classified as Critically Endangered.

The biological resources of the Ustyurt Plateau are not considered by the local population as capital to which they can steadily manage and receive permanent and reliable benefits. Instead, they view biodiversity as a free and common resource that needs to be used immediately, until it is used by someone else. For example, due to the relative availability and absence of any mechanisms to protect the saiga population in the post-Soviet period, this species was overexploited, which led to a sharp reduction in all parts of the range, including the Ustyurt plateau. The demand for saiga horns for the needs of the black market in China and other countries in South-East Asia, against the backdrop of a low level of control of illegal hunting in the countries of the range, has served as an incentive for excessive use of the species.

The Ustyurt population of saigas is transboundary. It is located in the administrative borders of the two countries – Uzbekistan and Kazakhstan. In the past, part of the population migrated further south to Turkmenistan. Throughout the year saigas move between summer and winter pastures, migrating in winter to Uzbekistan, and returning to Kazakhstan in the spring. In Uzbekistan, there are also small groups that live in the Aral Sea and on the dried bottom of the Aral Sea.


In spite of the environmental measures carried out on the territory of Kazakhstan and Uzbekistan, as well as a number of international agreements signed by these countries (Memorandum of Understanding on the conservation, restoration and sustainable use of the saiga within the framework of the Convention on Migratory Species, the Agreement between the Republic of Kazakhstan and the Republic of Uzbekistan on Conservation
Saiga and its habitats), it is the transboundary nature of the population that leads to problems related to the implementation of concerted actions to protect it. For example, when poachers come to the territory of one country from another territory, and then return to their country, they can easily escape punishment. It also makes it difficult to monitor animals and causes difficulties in coordinating research at the same time and in the same way in order to estimate the overall population size.

A big problem for the saiga, as in the past, so now are infrastructure projects. In the 70-ies. In the 20th century oil and gas fields were discovered on Ustyurt and geologists, gas workers and oilmen flooded it. Very quickly in place of livestock farms grew villages, paved roads and railways on the sections of Kungrad-Beineu. All this affected the saiga. Animals perished in the trenches of the gas pipeline under construction, died under the wheels of trains and simply from the hands of hunters, who did not kill for food, but for fun. V. Bochin (2005) referring to O.P. Bogdanov, describes the case when, during the laying of a trunk gas pipeline in 1975, pipes with a diameter of 1060 mm were laid alongside a dug trench, which became an obstacle on the migratory path of animals. During this period, about 1,000 dead male saigas were found on a 120 km route from Urga to the north.

In 2012, on the border between Kazakhstan and Uzbekistan, a border fence made of barbed wire grew, which completely blocked the traditional migratory routes of the saiga. The border fence was built upon Kazakhstan’s accession to the customs union with Russia and Belarus. Approximately at the same time on the Kazakh side of the plateau, the Shalkar-Beineu and Zhezkazgan-Saksaulsky railroads were built, passing through the habitats of not only the Ustyurt, but also the neighboring Betpak-dala saiga population. Thus, the Ustyurt saiga ki fell into a real trap. The population, cut off from traditional wintering grounds, was cut at once in several places by the lines of two railways and a high-speed transcontinental route, a border fence and branches of gas pipelines. In addition, the plateau is covered with a dense network of dirt roads, through which heavy trucks belonging to oil and gas and transport companies are moving. Trucks increase the factor of concern and cause serious damage to the soil and vulnerable vegetation cover of the region, reducing their product innovation. Sadly, neither at the time of planning nor during the construction and operation of infrastructure facilities were potential risks and losses for biodiversity assessed, none of the projects suggested the use of the four principles of international financial corporations: avoid-minimize-restore-compensate for damage to biodiversity, AND All this against the backdrop of continuing poaching and natural disasters.

Since 1990, when the population of the Ustyurt population was the maximum (265 thousand wasps) and until 2015, when the population was minimal (1,270 o.), It declined by 99.5%.

It would seem that there is no way out for a poor relic antelope. However, I want to believe that everything is not so. In the world there are people who are not indifferent to the problems of nature, there is a thought-out strategy for preserving the species, uniting the states in which this unique species lives, there are real steps leading to positive changes and bearing optimism for the restoration of the former saiga livestock and its habitat.

As a conservation measure in 2008, the saiga has been listed in the Red Book of the Republic of Uzbekistan with the status – vulnerable (3VU). In the same year, work began on revising the status of the Saigachiy Reserve to enhance the effectiveness of saiga conservation and the ecosystem of the Ustyurt plateau as a whole, which was successfully completed in July 2016, when the Cabinet of Ministers of the Republic of Uzbekistan adopted a decree on the formation of a complex (landscape) reserve “Saigachiy” “. Territorial protection is a key point in preserving not only a separate species, but the whole complex of flora and fauna of the Ustyurt region, its unique historical and cultural monuments, maintaining traditions and increasing the socioeconomic level of the population.

Save

The adoption of measures to mitigate the impact of the border fence in 2016, when changes were made to the design of the fence in accordance with the recommendations of K. Olson (2013) – openings for migration at 125 sites of 150 km of the border facility (Putilin, 2016) were suspended Ustyurt population. According to aerial survey data of 2017, the Ustyurt population had an increase of 42.1% compared to 2016 (data of the Forestry and Hunting Committee of the MEP RK and the Kazakhstan Association for Conservation of Biodiversity), which, although timid, gives hope for the restoration of the livestock population.

The Saiga Conservation Alliance, in partnership with international and local organizations, is carrying out a huge work with the population living in saiga habitats in Uzbekistan. One of the most striking examples is the Saiga Day, which for many years has grown into an event of international significance. The festival is timed to the spring hike of the saiga, symbolizing the birth of a new life. Saiga Day is an innovative and unique, in its way, a method aimed at increasing the involvement of local people in the process of conservation. Summer ecological camp “Saigachiy”, Day of Migratory species, Day of reserves, Ecological marathon in protection of saiga, Saiga cup and ecological theater pursue the same goal and successfully practice in Uzbekistan.

As a result of periodic assessments conducted by the Saiga Conservation Alliance, numerous confirmations of the effectiveness of these programs have been found. The secret of success is a clear focus on the positive aspects of nature protection, in contrast to standard approaches, where the emphasis is on the negative impact of man on nature. Such a “pessimistic” approach deprives the participants of inspiration and confidence, as subconsciously it seems that it is too late to change something. Investigations of how emotions affect cognitive brain work indicate that negative emotions block creative thinking, limiting abstract reasoning and reducing solutions to the simplest and quickest. This type of thinking is a reaction to stress, associated with the perception of negative, sensitive information (for example, poaching is the illegal killing of animals, which is the main reason for the decline in the saiga population). Positive emotions on the contrary, stimulate abstract, creative thinking, motivation and interest, pushing the brain to find more effective integrated solutions. It is not surprising that positive learning is often recognized as the most effective approach to educational activities (especially in the field of nature conservation), which is the basis of the Alliance’s social programs.

Over a 10-year period, a generation of citizens who consider the preservation of nature their personal business has grown up. The hymn of the saiga, written by a resident of Karakalpakstan Koblon Edenbaev, became the anthem of a whole generation of young residents of Ustyurt. This gives rise to great optimism and confidence in the future of the saiga and other unique species of animals and plants in Ustyurt.

На плато Устюрт обитает более 250 видов позвоночных животных и около 700 видов высших сосудистых растений. Одним из ключевых представителей устюртской фауны является сайгак (Saiga tatarica tatarica). Этот вид можно рассматривать как индикатор устойчивости использования биоразнообразия. Он играет важнейшую роль в сохранении баланса равнинных экосистем и поддержании продуктивности естественных пастбищ. Устюрт – одно из немногих мест на Земле, где сайгаки еще сохранились. Это своеобразное животное, населявшее в прошлом огромные степные пространстÐ �а всей Евразии, на протяжении последнего десятилетия стало одним из наиболее угрожаемых видов на планете. За последние годы мировая популяция сайгака сократилась более, чем на 95% (Milner-Gulland et al, 2003). Согласно классификации IUCN сайгак отнесен к видам находящимся в критическом состоянии (Critically Endangered).

Биологические ресурсы плато Устюрт не рассматриваются местным населением в качестве капитала, которым они могли бы устойчиво управлять и получать постоянные и надежные выгоды. Вместо этого, они рассматривают биоразнообразие, как бесплатный и общий ресурс, который нужно использовать незамедлительно, пока его не использовал кто-либо другой. Например, из-за относительной доступности и отсутствия каких-либо механизмов по защите популяции сайгака в период после распада Советского Союза, этот биологический вид был переэксплуатирован, что п ривело к его резкому сокращению во всех частях ареала, включая плато Устюрт. Спрос на рога сайгака для нужд черного рынка Китая и других стран Юго-Восточной Азии на фоне низкого уровня контроля незаконной охоты в странах ареала, послужил стимулом для чрезмерного использования вида.

Устюртская популяции сайгаков является трансграничной. Она расположена в административных границах двух стран – Узбекистана и Казахстана. В прошлом часть популяции мигрировала далее к югу в Туркменистан. В течение всего года сайгаки перемещаются между летними и зимними пастбищами, мигрируя зимой в Узбекистан, и возвращаясь весной в Казахстан. В Узбекистане существуют также небольшие группировки, обитающие в Приаралье и на осушенном дне Аральского моря.

Несмотря на природоохранные мероприятия, проводимые на территории Казахстана и Узбекистана, а также ряд международных соглашений, подписанных этими странами (Меморандум о взаимопонимании в вопросах сохранения, восстановления и устойчивого использования сайгака в рамках Конвенции по мигрирующим видам, Соглашение между Республикой Казахстан и Республикой Узбекистан по сохранению сайгака и мест его обитания), именно трансграничный характер популяции приводит к проблемам, касающимся осуществления согласованных действий по ее охране. Ð �апример, когда браконьеры приходят на территорию одной страны с территории другой, а затем возвращаются на территорию своей страны, они легко могут избежать наказания. Это также затрудняет мониторинг животных и вызывает трудности при координации проведения исследований в одно и то же время и одним и тем же самым способом с тем, чтобы оценить общую численность популяции.

Большой проблемой для сайгака, как в прошлом, так и сейчас являются инфраструктурные проекты. В 70-е гг. 20 века на Устюрте открыли месторождения нефти и газа и его наводнили геологи, газовики и нефтяники. Очень быстро на месте скотоводческих ферм выросли поселки, проложили автомобильную и железную дороги на участках Кунград-Бейнеу. Все это повлияло на сайгака. Животные гибли в траншеях строящегося газопровода, погибали под колесами поездов и просто от руки охотников, убивающих не ради пищи, а ради забавы. В. Бочин (2005) ссылаясь на О.П. БогдановÐ °, описывает случай, когда при прокладке магистрального газопровода в 1975 г. рядом с вырытой траншеей проложили трубы диаметром 1060 мм, которые стали препятствием на миграционном пути животных. В этот период на маршруте в 120 км от Урги на север было обнаружено около 1000 трупов самцов сайгака.

Save

Save

Save

Save

Save

Save

В 2012 г. на границе между Казахстаном и Узбекистаном вырос пограничный забор из колючей проволоки, который полностью перекрыл традиционные миграционные пути сайгака. Пограничное заграждение было построено при вступлении Казахстана в таможенный союз с Россией и Белоруссией. Примерно в это же время на казахской стороне плато была построена железная дорога Шалкар – Бейнеу и Жезказган – Саксаульский, проходящая через места обитания не только устюртской, но и соседней бетпакдалинской популяции сайгаков. Таким образом, устюртские сайга ки попали в настоящую ловушку. Популяция, отрезанная от традиционных мест зимовки, оказалась рассеченной сразу в нескольких местах линиями двух железных дорог и скоростной трансконтинентальной трассы, пограничным забором и ветками газопроводов. Кроме того, плато покрыто густой сетью грунтовых дорог, по которым движутся тяжелые грузовые автомобили, принадлежащие нефтегазовым и транспортным компаниям. Грузовики усиливают фактор беспокойства и наносят серьезный ущерб почвам и уязвимому растительному покрову региона, снижая их продукт ивность. Печально, но ни в момент планирования, ни во время строительства и эксплуатации инфраструктурных объектов не были оценены потенциальные риски и потери для биоразнообразия, ни один из проектов не предполагал использование четырех принципов международных финансовых корпораций: избежать-минимизировать-восстановить-компенсировать ущерб биоразнообразию, И все это на фоне продолжающегося браконьерства и природных катаклизмов.

Начиная с 1990 г., когда численность устюртской популяции была максимальной (265 тыс. ос.) и до 2015 г., когда численность была минимальной (1270 ос.), она сократилась на 99,5% .

Казалось бы, нет выхода для бедной реликтовой антилопы. Однако, хочется верить, что все не так. В мире есть люди неравнодушные к проблемам природы, есть продуманная стратегия по сохранению вида, объединяющая государства, в которых обитает этот уникальный вид, есть реальные шаги, приводящие к позитивным сдвигам и несущие в себе оптимизм на восстановление былого поголовья сайгака и среды его обитания.

В качестве меры по сохранению в 2008 г. сайгак был внесен в Красную книгу Республики Узбекистан со статусом – уязвимый (3VU). В этом же году началась работа по пересмотру статуса заказника «Сайгачий» для усиления эффективности охраны сайгака и экосистемы плато Устюрт в целом, которая успешно завершилась в июле 2016 г., когда Кабинет Министров Республики Узбекистан принял постановление об образовании комплексного (ландшафтного) заказника «Сайгачий». Территориальная охрана является ключевым моментом в сохранении не только отдельн ого вида, но и всего комплекса растительного и животного мира Устюртского региона, его уникальных исторических и культурных памятников, поддержании традиций и повышении социо-экономического уровня населения.

Принятие в 2016 г. казахской стороной мер по смягчению влияния пограничного заграждения, когда в дизайн забора были внесены изменения согласно рекомендациям К. Олсона (2013) – открыты проходы для миграции на 125 участках 150 км пограничного сооружения (Путилин, 2016) приостановило тенденцию к сокращению устюртской популяции. По данным авиаучетов 2017 г. устюртская популяции имела прирост на 42.1% по сравнению с 2016 г. (данные Комитета лесного и охотничьего хозяйства МООС РК и Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия), что дает хотя и робкÑ �ю, но надежду на восстановление поголовья.

Альянсом по сохранению сайгака в партнёрстве с международными и местными организациями проводится огромная работа с населением, проживающим в местах обитания сайгака в Узбекистане. Одним из наиболее ярких примеров является День сайгака, который за долгие годы перерос в событие международного масштаба. Фестиваль приурочен к весеннему окоту сайгака, символизируя зарождение новой жизни. День сайгака является инновационным и уникальным, в своем роде, методом, направленным на повышение вовлеченности местных жителей в прÐ �цесс охраны природы. Летний экологический лагерь «Сайгачий», День Мигрирующих видов, День заповедников, Экологический марафон в защиту сайгака, Кубок сайгака и экологический театр преследуют ту же цель и успешно практикуются в Узбекистане.

В результате периодических оценок, проводимых Альянсом по сохранению сайгака были найдены многочисленные подтверждения эффективности данных программ. Секретом успеха является четкий фокус на позитивные аспекты охраны природы в отличие от стандартных подходов, где акцент делается на негативное влияние человека на природу. Такой «пессимистичный» подход лишает участников вдохновения и уверенности, так как подсознательно создается впечатление, что уже слишком поздно что-то менять. Исследования того, как эмоции влияют на когнитивÐ �ую работу головного мозга свидетельствуют о том, что, негативные эмоции блокируют креативное мышление, ограничивая абстрактные рассуждения и сводя варианты решения проблемы к наиболее простым и быстрым. Такой тип мышления является реакцией на стресс, сопряженный с восприятием негативной, чувствительной информации (например, браконьерство – незаконное убийство животных, что является основной причиной снижения численности сайгака). Позитивные эмоции наоборот, стимулируют абстрактное, креативное мышление, мотивацию и интерес, подта лкивая мозг находить более действенные комплексные решения. Не удивительно, что позитивное обучение зачастую признано наиболее эффективным подходом в просветительской деятельности (особенно в сфере охраны природы), что и является основой социальных программ Альянса.

За 10-тилетний период выросло поколение граждан, считающих сохранение природы своим личным делом. Гимн сайгака, написанный жителем Каракалпакстана Кобланом Еденбаевым, стал гимном целого поколения юных жителей Устюрта. Это порождает большой оптимизм и веру в будущее сайгака и других уникальных видов животных и растений Устюрта.

CONTACT US

You can email us directly, or submit an email here!

Sending

©2017 Conservation Optimism

or

Log in with your credentials

or    

Forgot your details?

or

Create Account